история
Мы о жизни,  Вера,  Репортажи из жизни

История «о грустном»

Хочу попробовать рассказать вам о грустном. Получится ли у меня история?

история о грустном
Вера Максимоваhttps://www.facebook.com/vmaximova

Вот такая «грустная» история

Хотела написать вам грустную историю. История о том, что в нашей с Игорем жизни было плохого, печального. А ведь это было. История получилась длинная.

Мы поженились очень молодыми людьми. Мне было 18. И в эти свои 18-ть я была абсолютным ребенком. Хорошо или плохо, но мама как то совсем не привлекала меня к работе по дому. Я помню, что я убиралась только в своей комнате, да и то редко. Я всегда была аккуратна, и порядок для меня привычная «среда обитания». 

А вот такие вещи как стирка, глажка, пылесос мне были совершенно не знакомы. За моим внешним видом все время следила мама. Я была очень ухоженная. С самого детства очень чистенькая, наглаженная, причесанная. Так и продолжалось всю мою жизнь. Чистенькая, модненькая. Папа долго работал за границей, и недостатка в фирменных вещах, недоступных большей части населения СССР, я не испытывала. 

Мама, будучи прекрасным кулинаром, можно сказать поваром «от бога» прекрасно готовила. Она никогда и ни где этому не училась. А готовила превосходно. А как она украшала столы… это было на уровне искусства. Была такая история . Однажды, когда мы жили в Германии, в посольстве был большой прием. И для помощи по обслуживанию этого приема пригласили всех, даже не работающих, женщин посольства. Мыть посуду, подать-принести и т.д. И вот мама, по собственной инициативе, украсила несколько блюд зеленью, художественно нарезанными овощами, разложив красиво мясные и рыбные нарезки. Повар посла был поражён. С этого момента все столы на приемах украшала мама. 

Я переняла это ее умение гораздо в меньшей степени, хотя и делаю это неплохо, но с мамиными умениями это даже не сравнить. А вот готовить меня мама совершенно не научила. Я даже не помню из детства, что бы я выполняла самое элементарное: почистить картошку, сварить макароны, порезать простой салат. Всегда все было готово, разложено по «судочкам», что бы доча придя из школы, а позже из института могла покушать. Максимум, что я делала — это мыла посуду. 

Эдуард Хиль — Хозяюшка

В общем жена-хозяйка досталась Игорю еще та! Первое время после замужества я, по привычке, начала вести привычный для себя образ жизни. Я много читала, гуляла, болтала с подружками. И неожиданно обнаружилось, что замужество это не только возможность уйти от родителей. Надо сказать, что мама была всегда очень строга. Она следила когда я ухожу, куда и с кем, и когда я прихожу (домой я должна была приходить не позже 9 вечера), так что вырваться из под этого контроля мне очень хотелось.

Правда в тот момент я это не осознавала, но действовала, что называется, на «подсознании». Так вот оказалось, что замужество это не только свобода от родителей и возможность много и «легально» проводить время с Игорем. А замужество это и уборка, магазины, готовка, стирка, глажка.  В общем много-много всего разного и не очень интересного. Ну вы знаете)

Ну мое хождение по магазинам за продуктами отпало сразу. Толку от этого не было никакого. Это была еще та история. Надо сказать, что как тогда не было толку, так и сейчас. За продуктами я не хожу. Тогда я не умела стоять в очередях, отличать «нормальное» мясо (хорошего тогда было на прилавках не много) от плохого. Правда, как вы знаете, мясом нас обеспечивал дедушка Ваня. Я не знала, что надо купить, поскольку не умела готовить. А еще… помните, как было в магазинах. 

Покупатель подходит в отдел, например, колбас. Завешивал приблизительно 200 грамм «Докторской», ему назвали стоимость. А завешанный кусочек колбаски продавец заворачивал в грубую крафтовую бумагу, на уголке писал стоимость. А стоимость всегда была «кривая» — 2.11, 3.13 и так далее.  Дальше покупатель идет в молочный отдел, завешивает сыр, масло и запоминает стоимость. Потом за конфетками, завешивать 200 грамм «Ирис кис-кис» и снова надо запомнить сумму. И так далее. Обойдя все отделы покупатель отправляется в кассу… 

ой… а какие были кассы и кассирши! Касса такая красивая-красивая, большой аппарат из дерева и красивой чеканки, с большими клавишами с деревянными буквами. А за кассой совершенно монументальная женщина. Дородная, с «активной» грудью, с начесом из желто-белых волос, 6-ти месячным перманентом, красными губами и голубыми тенями. А еще у н нее на голове, среди этого огромного начеса, накрахмаленная белая «диадема». Она уверенна нажимала крепкими пальцами на твердые клавиши кассового аппарата. 

Алла Пугачева — Мадам Брошкина

И вот подходя «ко всей этой красоте» покупатель должен был последовательно называть отдел и сумму каждой покупки. И не дай бог перепутать! Перепутаешь и твою колбасу тебе не отдадут, придется возвращаться в кассу, и не факт, что тебя пропустят без очереди, что бы исправить ошибку. 

В общем каждый поход в магазин превращался в захватывающий квест, который в большинстве случаев мне пройти не удавалось. Вот с того момента и по сегодняшний Игорь ходит в магазин за продуктами сам. В то время я путалась в ценах и отделах, сегодня — в составах, датах изготовления и сроках годности. Итак, «снабженец» из меня никакой. 

Не лучше обстояли дела и со всем остальным. Я кое-как убиралась, плохо гладила, отвратительно готовила. Достаточно быстро стало понятно, что с женой Игорю очень «повезло». Надо отдать должное Игорю! Долго он сохранял терпение. Но и его терпение было не бесконечно. И пришло время когда терпение иссякло. С начала он просто делал мне замечания про пыль в доме, не свежий пол, не постиранные и не глаженные вещи. Потом начал жестко высказывать свое недовольство. Я сначала отшучивалась, а потом начала злиться и грубить. В общем начали мы поругиваться.

Нас обоих вселенная наградила на самыми простыми характерами. Я взрывная, эмоциональная, в то время была очень обидчивая.

Да еще и избалованная. Совсем не подарочек. Игорь в свою очередь упрям, как… ну сами догадайтесь. Если Игорь, что то решил, то его уже не остановить. Если Игорь считает что ТАК правильно, то его уже не переубедить. Я же привыкла, что бы было «по моему». 

Эти черты усиливались еще и тем, что я только что вылетела из «родительского гнезда», Игорь же наоборот уехал из дома в 16 лет, и к 22-ум годам был вполне самостоятельным мужчиной.  Я привыкла к опеке, он не понимал почему я ни черта не умею. 

Земфира — Скандал

И вот такая «гремучая смесь» из парочки молодых и слишком энергичных людей оказалась в 12 метровой комнате общежития. Это вам не сегодняшняя самоизоляция в уютных квартирах с интернетом, местом для личного пространства и огромным количеством возможных занятий. В то время наша «социальная дистанция» была минимальна, и наша притирка проходила с приличным трением.

Так, что то я совсем запуталась, и совсем забыла о чем я собственно хотела написать. Посмотрела рабочий заголовок. Он звучит «О грустном». Значит я хотела написать о чем то грустном. Одна моя читательница как то сказала мне, что я не очень правильно пишу. У меня как то все хорошо, что надо написать о проблемах, что это привлекает подписчиков. И я с ней согласна. И, главное, я прямо хочу и готова написать о проблемах. Вот и сегодня открыла планшет, написала заголовок «О грустном» и приготовилась писать о наших с Игорем ссорах, скандалах и даже изменах. Да, да. В нашей жизни были измены.

Именно об этом я собиралась честно написать, когда начала рассказ с того, что мы были очень молодые, когда поженились. В свои 18 я была ребенком, Игорь в свои 22 был молодым сильным мужчиной… из армии… со всеми вытекающими. И вот начав писать,  я вдруг «свалилась» на магазины, кассу, кассиршу. И неожиданно для себя поняла! А не было у нас с Игорем плохого. Не помню я ничего.

Точнее не так! Конечно я все помню, с памятью у меня полный порядок. Помню как ругались, кричали друг на друга. Помню как я запустила в Игоря утюгом. Хорошо, что не попала. Помню, как обычно очень спокойны Игорь, выкинул в закрытое окно 10 этажа телевизор. Мне кажется, только я могу довести до этого Игоря. 

Помню как я много плакала от переполняющей и съедающей меня изнутри ревности. Эту ревность я потом долго прорабатывала с психологом. 

Не забыла я и как Игорь хотел уйти к другой женщине. И ушел… на 4 часа. Потом вернулся и больше никогда от меня не уходил. 

Я ничего не забыла. Но… у меня это не болит, и меня это ну совершенно не беспокоит. Нет у меня ни обид, ни сожаления, ни грусти по этим случаям. А все потому, что я больше 30 лет счастлива с Игорем. И счастлива с ним я была КАЖДЫЙ день, прожитый с ним. Начиная со дня нашей встречи 11 октября 1985 года, по 4 апреля 2020 (когда я пишу этот рассказ).

И не могу я писать о тех событиях, которые не вызывают у меня эмоций. Не получается. В голове просто «сухие факты». Да, это было. Вот и все. Я пыталась об этом написать и получила сухой «бухгалтерский отчет». А вот то что откликается у меня в сердце эмоциями, то и пишется хорошо, и вам вроде нравится. Так что не обессудьте, рассказы, наверное, у меня будут ностальгически-комические.

Хорошо мне вспоминается то время. Было оно не простое, но какое-то доброе и веселое. 

Александр Розенбаум — Это было хорошее время

Вот и сегодня у меня не получилась история «Про грустное», а получилась совсем другая история.

С Любовью, ваша Вера Максимова

Вера Максимова

Медиация споров и конфликтов: -Помогаю решать конфликты -Победа без проигравших -Вместе найдем консенсус -Работаю лично и on-line

Добавить комментарий