история
Мы о жизни,  Вера,  Вера Максимова,  Психология

Страшная история из 6 частей

Такая страшная история случилась в моей жизни.

История, которую трудно было рассказать!

Эту историю у меня никак не получается дописать и опубликовать.

Мне казалось, что все это проработано, пережито,…но когда я пытаюсь эту историю дописать, на меня накатывает страх: по спине бегут мурашки, к горлу подкатывает ком. И никак не получается дописать.

А значит, просто начну публиковать.

И моя дисциплинированность и ответственность заставит меня рассказ дописать.

А до конца написанный и опубликованный рассказ поможет мне еще раз пере-пережить и проработать.

Внутренних страхов не надо бояться! На них надо идти с «открытым забралом»!

Ну, начинаю

Вера Максимова с

История действительно страшная, но эта история оказала очень сильное влияние на мою жизнь.

Влияние на мой образ жизни, на жизнь «здесь и сейчас», на отношения с людьми.

Очень часто человеку необходимо много времени, что бы осознать, что жизнь хрупка неимоверно. Что все может закончиться даже не в один миг, а…не знаю в нано-миг.

Живешь себе. Строишь планы. Обижаешься на ерунду. Тратишь время на пустое.

А потом, оп и все… миг… и ничего не исправишь.

Вот и я так жила. 

Ругалась с мужем. Обижалась на родителей. Зарабатывала деньги. Неслась куда-то.

Но вот случившаяся со мной история изменила меня.

Что бы пережить пережитое мне понадобилась долгая работа с психотерапевтом, помощь, забота и терпение родных, внимание друзей. Было тяжко и страшно. Но я благодарна тем «нехорошим людям», которые показали мне ценность и хрупкость жизни. Показали мне четко, ясно, кратко…все-все про меня и про мою жизнь.

Готовы?

А было дело так:

На дворе 1994 год. Лихие 90-ые. 

Для тех кто не знает или не помнит скажу:

Советский Союз распался. С работой в стране плохо. Дефицит страшный просто всего.

Не помню, отменили ли уже карточки. Но в 1990-1991 годах они точно были.

На чай, мыло, сахар, водку и даже на…спички.

В общем, в стране полных швах и разгул криминала.

Мы с Игорем никаким бизнесом не занимались. Работали, как наемные работники. И были относительно спокойны в том, что с нами бандитам точно делить нечего. 

Но оказалось спокойными мы были напрасно.

Не помню, какой это был месяц. То ли поздняя осень — конец ноября, то ли ранняя весна — начало марта…помню только грязь, сырость, распутицу.

Вот в один из таких грязных и промозглых дней, я возвращалась с работы на машине.

Начинало темнеть. 

У нас был гараж-ракушка. За домом, в ряду других таких же гаражей.

Что бы поставить туда свою машину, мне надо было объехать с торца длинный соседний дом. И я оказывалась у заднего входа своего высокого дома.

Необходимо отметить, что я не только человек очень внимательный, но и человек с хорошо работающей интуицией.

И вот в тот момент и мое внимание, и моя интуация включали мне «маячки».

Когда я поворачивала на свою улицу, мне показалось, что вот та белая 31-я «Волга», которая повернула за мной, едет сзади давно.

Когда я поворачивала за длинный соседний дом, и «Волга» повернула за мной, моя интуиция «включила сирену».

Я слышала эти «знаки», но ничего не предприняла.

Почему? А вот это я поняла гораздо позже! Моя интуиция хоть и «выла сиреной», но продолжала мной руководить, хотя я этого и не осознавала.

Итак. Я повернула на «задний» двор дома, увидела, что «Волга» повернула за мной.

Я доехала до своей «ракушки». Дальше проезда не было. «Волга» остановилась на отдалении.

Я открыла ракушку, села в машину, начала сдавать задом, въехала в ракушку, припарковалась и открыла дверь машины…

И в этот момент на меня навалились трое. Зажали рот, обхватили, натянули на голову вонючую, черную шапку, и запихнули на заднее сиденье той  самой белой 31-ю «Волги». Два здоровых мужика зажали меня с двух сторон. Один сел за руль и рванул с места. Я продолжала сопротивляться, за что и получили увесистый удар в челюсть.

Дыхание мое было частое. Был сильный страх, непонимание, неверие в происходящее. Была какая-то надежда на «дурную шутку», но… Знаете, что удивительно…мой мозг спокойно и хладнокровно анализировал ситуацию. 

Потом, когда я прорабатывала всю эту историю с психологом, я четко помнила-слышала, как работал мой мозг.

Паники не было. В тот момент не было…Паника пришла позже. И я хорошо узнала, как работает эта самая Паника.

А пока меня везли в неизвестном направлении, я пыталась понять, что собственно происходит.

Машина остановилась. Меня вытащили из машины. 

Заскрипели и звякнули железные ворота.

Аркадий Северный — Мурка

В щель внизу шапки, натянутой мне на глаза, я видела бетонный пол. Пахло бензином и машинным маслом.

По моим ощущениям я оказалась в гараже.

Надавив мне на плечи, меня усадили на низкий стул.

Так я и сидела: в шапке на глазах и расстёгнутой дубленке.

Сердце стучало, в висках билась кровь.

Но мозг продолжал, к моему удивлению, работать спокойно: анализировать, запоминать, продумывать и просчитывать.

И я четко понимала, пока я в шапке на глазах у меня есть шанс.

Есть шанс выбраться.

А еще я понимала, что дома меня ждет сын. Что она там один. И не могу решить эту задачу. В этот момент на меня накатывал ужас.

Пока это был ужас. Паника придет позже. И я теперь хорошо знаю, что такое «настоящая паника».

Ох…пишу, а внутри все дрожит. Снова переживаю весь этот опыт.

Итак, я в гараже и рядом со мной, по моим ощущениям, четверо мужчин.

И я очень надеюсь, что сейчас что-то начнет проясняться. И тогда станет проще. Будет хоть какое-то понимание ситуации, а будет понимание – у меня будет шанс.

Слышу, что видимо открывают мою сумку. Наверное, смотрят паспорт.

Да. Вот со мной и здороваются: «Ну здравствуй, Вера Львовна». Вежливые, блин…

«Ну, что? Есть предположения, почему ты, Вера Львовна, здесь?»

Конечно, никаких предположений у меня нет. Мой мозг лихорадочно работает, ищет варианты. Но нет…нет даже предположений!

Но все оказывается очень банально. Все лежит на поверхности. Им нужны от меня деньги…конечно деньги!

Вопрос: почему от меня?

Они говорят, что точно знают, что у меня есть деньги. Даже точно знают сколько – 70 000 долларов.

Мое удивление такой суммой настолько искренне, что в этот момент у них возникают первые сомнения. Я эти «сомнения слышу».

И, в тот момент, ничего не зная о психологии, коммуникациям, а тем более о медиации…я начиная им рассказывать.

Рассказывать детально, подробно о своей жизни. Я рассказываю, как мы живем, что делаем, о чем беспокоимся и о чем мечтаем. Я рассказываю, сколько и как мы зарабатывает, на что тратим, на что копим.

Я говорю долго. Иногда смеюсь, иногда плачу.

Меня слушают. Меня слушают и не перебивают.

И я говорю, говорю…не знаю зачем. Но моя интуиция шепчет мне: «Говори, не останавливайся!» И я рассказываю четырем незнакомым мужикам, в грязном гараже, с вонючей шапкой на голове о своей жизни.

И вот, выслушав мой подробный и эмоциональный рассказ, они начинают задавать мне вопросы. Я отвечаю честно, но видимо это не то, что они хотят услышать. Что-то их не устраивает. И они начинают угрожать.

С начала они «делают» мне укол «сыворотки правды». Почему я взяла слово «делают» в кавычки? Потому, что я четко чувствовала, что игла не вошла мне в шею (я не знаю, почему они «делали» укол в шею), но я понимала, что укола нет и меня, просто пугают. Зачем? Я и так была еле жива от страха!

А дальше опять вопрос-ответ. Но ответы, явно не те.

И вот дальше…дальше мне будет реально страшно. Так страшно, что мой мозг, защищая меня, будет стараться меня полностью отключить. И все мои силы будут уходить на то, что бы оставаться в сознании, не отключаться и думать-думать-думать.

Дальше они сказали мне, что если я не начну говорить правду…правду…они поедут ко мне домой. Они знают, что мой сын сейчас пойдет гулять с таксой. Они поедут, заберут его…и вот тогда я «запою».

Даже сейчас, когда я это пишу, мое сердце отбивает сумасшедший ритм, и потеют руки. А тогда, в том гараже…я начинала отключаться от ужаса, бессилия и страха. Вот это была паника: мозг искал и не находил решения, слов, аргументов. В глазах темнело, мне хотелось уйти в обморок, но я понимала…нельзя. Надо говорить, говорить, говорить.

Потом, когда я уже была дома, я узнала как повел себя мой семилетний сын. И узнав об это уже после всех моих «приключений», я была счастлива.

Он действительно пошел гулять со своей таксой. И увидел открытый гараж-ракушку, распахнутую дверь машины…он не вернулся домой. Потом он не смог объяснить почему, но он пошел не домой, а к моей подруге. И от нее позвонила на работу Игорю, все ему рассказал.

Игорь позвонил моим родителям. Они приехали к нам. Срочно с работы вернулся Игорь. Что они переживали, думаю вам рассказывать не надо.

Сколько прошло времени я того момента, как лязгнули железные ворота гаража я не знала. У меня и в обычной то жизни очень плохое «чувство времени», а в ситуации стресса это чувство совершенно отключилось.

Я не просила, я не умоляла…я рассказывала о своей жизни. Снова и снова.

Я начала рассказывать о родителях. О маме, папе…

И вдруг папа их заинтересовал. Они мне вдруг четко сказали, что про отца я вру. Что он работает не на заводе, а какой-то крутой бизнесмен.

Как мой мозг выдал мне все рабочие телефоны завода папы, я не знаю. Но я откуда то «знала» даже телефон отдела кадров завода, телефон папиного цеха 07.

Видимо прошла уже ночь. И наступил следующий рабочий день, поскольку я слышала, что они звонят на завод и уточняют, работает ли у них мой отец.

Прошло еще какое-то время. Они тихо о чем то переговаривались.

И вдруг я четко услышала: «Б-ь, не та!»

Ну а дальше меня посадили в машину и куда-то повезли.

Мой страх, моя усталость дали о себе знать моей колоссальной истерикой в машине. Застёгивая пуговицы на дубленке, я обнаружила, что она порвана. Видимо, ее порвали, когда тащили меня к машине. И это стало триггером. Я орала, плакала, молотила кулаками.

К моему удивлению, мои похитители стали оправдываться.

А дальше…сунув мне в руки смятые купюры они высадили меня из машины. Сказав мне, что бы я досчитала до 100 и только после сняла шапку, они уехали.

Я сняла шапку. Огляделась. Уставшая, испуганная, я стояла посередине какого-то распаханного поля. Вдалеке, через поле, вроде бы я видела дорогу. К ней я и пошла.

Я вышла не небольшую дорогу и начала голосовать. Сумку мне мою не вернули. У меня ничего не было, кроме смятых купюр, которые сунули мне в руку.

До сих пор благодарна водителю на старых жигулях, который посадил в машину грязную, исплакавшуюся, трясущуюся меня. Посадил, отвез до дома. А потом довел меня до квартиры и передал на руки Игоря.

Оказалось, что меня не было дома сутки. Всего сутки.

Игорь уже поднял на ноги кого только мог.

А меня привез домой добрый водитель на старых жигулях.

Я была дома. Была с родными. Сын, мой умный сын, был рядом.

А легче мне не становилось. Становилось только хуже.

Но эти люди украли у меня покой. Они похитили у меня мое здоровье.

Мой психологическое здоровье.

Я не чувствовала себя в безопасности. Я сходила с ума от страхов, которые меня преследовали.

Я боялась ВСЕГО.

-Выходить на улицу

-Оставаться дома одной

-Отпускать от себя сына

-Оставаться с сыном одной дома

-При виде белой «Волги» я начинала плакать и орать.

Мне помогал Игорь, родители, друзья, коллеги.

Игорь отвозил меня на работу. Передавал меня в руки коллег.

На работе мне было чуть легче, ведь я была среди людей.

Вечером коллеги доводили меня до машины, где ждал Игорь.

Мама полностью взяла на себя сына. Находилась с ним постоянно. От этого мне тоже становилось спокойнее.

Но страхи не отступали. Накатывали панические атаки. Случались истерики.

Хроническая бессонница забирала последние силы.

Я поняла, что мне нужна помощь специалиста.

Я обратилась к моему психотерапевту.

Работа была непростая. Долгая и тяжелая была эта работа.

Пришлось прорабатывать не только эту ситуацию.

Случившееся, подняло из моих глубин все, что я туда запрятала: все страхи, все чувства, которые я не хотела видеть.

Но я выбралась. Многое поняла. Многое осознала.

После этой истории в моей жизни, я перестала «тратить время» на ссоры и обиды. Научилась ценить каждый миг своей жизни, каждое мгновение с родными.

Я даже стала благодарная своим похитителям, за то, что вот «легко», «всего за сутки» они меня научили тому, чему иногда учатся годы.

Но на этом история не закончилась.
Было продолжение…

Напишу, когда эту историю «выдохну».

Вера Максимова

Медиация споров и конфликтов: -Помогаю решать конфликты -Победа без проигравших -Вместе найдем консенсус -Работаю лично и on-line

Добавить комментарий